ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЙ КОНТЕКСТ ЭПОХИ ФРИДРИХА ШЕЛЛИНГА
19 января 2020
В лекции Петра Резвых речь пойдет о контексте, в котором разворачивалась работа Фридриха Шеллинга — о событиях и фигурах, окружавших философа.
Лекция была прочитана в НИУ ВШЭ, 12.04.2011




Cодержание лекции
ВОКРУГ КАНТА
0:24 Основные дискуссионные вопросы послекантовского наследия.
ЭПОХА ШЕЛЛИНГА
1:57 Место Фридриха Шеллинга в истории немецкого идеализма и европейской интеллектуальной традиции.
«Шеллинг, с одной стороны, стоит у истоков спекулятивного идеализма, а с другой — один из тех мыслителей, которые сделали шаг вовне по отношению к этой модели философствования»
5:06 Контексты работы Шеллинга:
социальный, естественно-научный, историографический, теологический.

ФИЛОСОФСКИЙ ДЕБЮТ: 1775 — 1794
10:31 Обучение в Тюбингенском теологическом институте и первые философские опыты.
12:53 Публикация первых сочинений.

ВОКРУГ ТРАКТАТА О ПРИРОДЕ: 1798 — 1803
14:09 Публикация трактата «Идеи к философии природы как введение в изучение этой науки». Знакомство с Гёте. Место в Йенском университете.
«Мы не знаем, как бы сложилась его биография, если бы Гёте не принял участие в его судьбе... В 22 года он становится профессором философии — для нас и сегодня это удивительно, но по тем временам совершенно неслыханная вещь»
20:27 Вюрцбургский университет.
Публикация журналов.
ПЕРИОД МОЛЧАНИЯ: 1806 — 1819
25:08 Переезд Шеллинга в Мюнхен. Знакомство с Францем фон Баадером. Трактат о свободе (1809). Смерть Каролины Шеллинг.
«Для него это был страшный удар: потеря так сильна, что он не испытывает никакого желания расширять круг своей социально-политической активности и как бы отступает в частную жизнь»
31:24 Начало работы над «Мировыми эпохами».
НЕБЫВАЛОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ: 1820 — 1841
35:20 Шеллинг в Эрлангене и Мюнхене. Разработка философии мифологии и откровения.
«Это попытка опосредования религиозного содержания с учетом тех аргументов против спекулятивной метафизики, которые были предъявлены Кантом»
37:55 Идейное противостояние
Шеллинга и Гегеля. Переезд в Берлин. Курс лекций «Философия откровения».
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
44:33 О проблеме периодизации и рецепции творческого наследия Шеллинга.
СЕМИНАР «МИРОВЫЕ ЭПОХИ»
По пятницам работаем в Лаборатории над первым русским переводом трактата «Мировые эпохи».
Семинаром руководит Пётр Резвых — кандидат философских наук, специалист по истории немецкой философии.
Вокруг Канта
Речь пойдет о специфике дискуссии послекантовского наследия на рубеже XVIII—XIX веков, о работах Рейнгольда, Якоби и Шульце и о дискуссионных проблемах, которые определяют разговор вокруг Канта на 1790-е годы:
1. Вопрос о некотором первом принципе, который лежит в основе единства кантовской системы;
2. Вопрос о статусе вещи самой по себе и целесообразности различения вещи самой по себе и явления;
3. Вопрос о правомерности запрета на интеллектуальное созерцание, вернее, обоснованности кантовского утверждения о том, что интеллектуальное созерцание нам недоступно. Шульце аргументирует это, стремясь показать, что по крайней мере для одного специфического случая, а именно, для философского познания в этом отношении придется сделать исключение, в противном случае кантовская трансцендентальная философия превратится просто в одну из разновидностей психологии.
4. Наконец, решающее значение имеет вопрос о соотношении теоретической и практической способностей, способности познания и способности желания. Кант сам дал повод к тому, чтобы заново вернуться к обсуждению этого вопроса в предисловии к «Критике способности суждения», где именно эта проблема служит отправным пунктом для развертывания учения об эстетической телеологической способности суждения.
Таким образом, вокруг Канта развертывается самая настоящая идейная борьба. Собственно говоря, в контексте этой идейной борьбы и формируется ранняя шеллинговская философия.
Эпоха Шеллинга
Итак, годы жизни Шеллинга: 1775—1854. Уже глядя на эти две даты те, кто хотя бы немного представляет себе историю европейской культуры, сразу обратят внимание на то, что шеллинговская жизнь охватывает даже не целую эпоху, а, можно сказать, несколько эпох в духовной истории Европы.
Шеллинг приходит в философию в 90-е годы XVIII века, в то время, когда кантовские сочинения впервые начинают восприниматься действительно всерьез. В 1790 году опубликована «Критика способности суждения», таким образом, кантовский корпус имеет более-менее завершенный характер. В этом отношении Шеллинг принадлежит к числу мыслителей, которые, вместе с Фихте, Гегелем и целым рядом других мыслителей сделали следующий шаг по отношению к Канту в философии и стали родоначальниками пресловутого т.н. немецкого идеализма, или немецкой классической философии, как ее принято называть в постсоветском пространстве. И он стоял у истоков этого одного из самых амбициозных проектов немецкой философской мысли.
Рождение
Шеллинга
1854
1781
«Критика чистого
разума» Канта
1814
3
1804
Смерть
Канта
Смерть
Фихте
1794
«Феноменология духа» Гегеля
1807
«Основы общего
наукочения» Фихте
1831
1775
Смерть
Шеллинга
Смерть
Гегеля
Отрабатываем новые слова
Четверг
Работаем с новыми словами и выражениями из диалога или по конкретной теме, читаем тексты, пишем рассказы, много говорим о себе!
Шеллинг не только пережил всех других основателей немецкого идеализма (Гегеля больше чем на двадцать лет, Фихте на тридцать лет), но пережил и эпоху взлета и падения немецкого идеализма. Причем Шеллинг сам внес решающий вклад в радикальную критику немецкой идеалистической философии.
Таким образом, Шеллинг, с одной стороны, стоит у истоков спекулятивного идеализма, а с другой стороны, является одним из тех мыслителей, которые первыми сделали шаг вовне по отношению к этой модели философствования.
И именно этим он как мыслитель интересен. Поэтому на самом деле он не очень вписывается в это традиционное представление о том, что Шеллингу принадлежит некоторая промежуточная позиция на переходе от Канта и Фихте, с одной стороны, к Гегелю, с другой стороны.
Второе соображение связано с тем, что Шеллинг в течение всей своей жизни свою философскую работу всегда увязывал с социальными функциями, которые он на себя брал, а также с определенными познавательными дисциплинами, которые находятся вне философии:
— в ранний период творчества он постоянно свою философскую рефлексию увязывал с проблемами, данными, результатами естественных наук;
— в зрелый период он обращается к  историческому знанию, к проблемам древних литератур, мифологии, со обращается к историческому знанию, к проблемам древних литератур, мифологии, со сравнительным языкознанием, с изучением особенностей древних языков, их связи
с мышлением.
— в 1830—1840-е годы он активно очень апеллирует к религиозной и теологической проблематике;
1797
1809
1843
Идеи к философии
природы
Философия
откровения
Философские исследования
о сущности человеческой свободы
Контекст философского дебюта Шеллинга
ТЮБИНГЕН, 1775—1794
Контекст ранних лет Шеллинга
Первые философские тексты
Значение конспекта «Тимея»
Несколько слов о некоторых важнейших биографических вехах в шеллинговском развитии. По своему социальному происхождению Шеллинг ничем не отличается от других его сподвижников, он, как мы бы сегодня сказали, происходит из мелкобуржуазной среды. Отец его был протестантский священник и преподаватель семинарии для протестантских священнослужителей, ученый человек, который был хорошо подготовленным библеистом и в общем довольно широко эрудированным гуманитарием. Важно отметить, что Шеллинг, так же, как и многие другие крупные фигуры начала XIX века, родился в семье, которая тесно была связана с традицией пиетизма (…). Конечно, его впечатления от пиетистского благочестия, с одной стороны, а, с другой стороны, его довольно раннее знакомство с богословским наследием южнонемецкого пиетизма сыграли большую роль в его религиозно-философской эволюции в 1810-е годы, когда он активно будет интегрировать в свое творчество наследие и Якоба Бёме, и Фридриха Кристофа Этингера, и Иоганна Альбрехта Бенгеля — в общем, мыслителей, которые оказали определяющее влияние на становление и развитие пиетизма.
В цен­тре тео­ло­гии пиетизма — по­ня­тие но­во­го ро­ж­де­ния в Боге, фак­ти­че­ски за­ме­щаю­щее ха­рак­тер­ную для ор­то­доксального про­тес­тан­тиз­ма тео­рию оп­рав­да­ния ве­рой. Кри­ти­куя про­тес­тант­скую ор­то­док­сию за фор­ма­лизм, ос­но­во­по­лож­ни­ки пиетизма про­ти­во­пос­тав­ля­ли ей иде­ал «жи­вой ве­ры», уст­рем­лён­ной к пре­об­ра­же­нию че­ло­ве­че­ской приро­ды.
Дальнейшее его становление связано с двумя обстоятельствами: с одной стороны, с исключительной одаренностью, которую он проявил в очень раннем возрасте, а с другой стороны, с ярко выраженными интересами в области именно теоретической рефлексии, это было ясно с самого начала.
Что касается особой одаренности, замечу, что Шеллинг с самого раннего возраста и родителями, и в ближайшем окружении уже воспринимался как вундеркинд. Шеллинг развивался так быстро, что курс классической гимназии уже закончил в тринадцатилетнем возрасте. Ему в гимназии уже было делать нечего, и отец был вынужден забрать его из гимназии и поместить в свою студенческую группу в семинарии, где он преподавал. Там он со вполне взрослыми студентами занимался изучением древнееврейского и арабского языков; греческий и латынь к этому времени он уже знал вполне прилично, и знал также несколько европейских языков.
Так что когда он в шестнадцатилетнем возрасте подал прошение о том, чтобы его приняли в Тюбингенский теологический институт, он уже имел вполне солидную подготовку, прежде всего лингвистическую (он знал древние языки, несколько современных языков, знал древнееврейский и арабский и имел прекрасную подготовку в области математических наук, что большую службу ему сослужило потом в Тюбингене). Поступал в теологический институт он тоже на один год раньше срока: туда поступали с семнадцати лет, и для того, чтобы его туда приняли, нужно было получить специальное разрешение герцога Вюртембергского. Разрешение было получено, и Шеллинг был принят.
Тюбингенский теологический институт сегодня
Он учится в Тюбингенском теологическом институте; об атмосфере и о специфике дискуссий, которые определили эту атмосферу, мы еще немного поговорим. Уже в студенческие годы он заявляет о себе как такой, в общем, очень амбициозный молодой интеллектуал, который выдвигает самостоятельные теоретические претензии. Об этом свидетельствуют разные обстоятельства: например, тот факт, что в 1794—1795 годах он начинает уже вполне самостоятельные философские занятия.
В 1792 году он защищает магистерскую диссертацию, которая была написана им самим. Это было совершенно не само собой разумеющееся явление: в конце XVIII века диссертации предоставлялись научными руководителями — многих современных студентов это бы, наверное, порадовало. То есть, научный руководитель писал диссертацию, а задача студента заключалась только в том, чтобы ее защитить. Шеллинг вопреки этому обыкновению представил диссертацию, которая была написана им самим. Его научный руководитель, профессор Шторр, поощрил это стремление к самостоятельному научному творчеству. Диссертация была посвящена мифам и историческим сказаниям древних народов, она развивалась в русле гердеровских рефлексий о природе мифологии, существе мифологии как выражения мировоззрения древних людей.
Мировоззрение Гердера предвосхищает важнейшие новации немецких романтиков и закладывает предпосылки для формирования послекантовского идеализма. Главным философским достижением Гердера является открытие историзма.
В это же время, в начале 1790-х годы Шеллинг ведет самостоятельные философские занятия. Многие его учебные работы по философии не сохранились, к сожалению, и мы знаем только их названия — они в университетских документах остались. Но замечательный документ, который мы имеем об этих философских занятиях — это его конспект платоновского «Тимея», который свидетельствует о том, что Шеллинг уже в этом довольно юном возрасте, в 17—18 лет (документ точно не датирован) обнаруживает способность развертывать неожиданно инновативные герменевтические стратегии применительно к античной философии, с применением новейшего философского инструментария.
В 1994 г. был опубликован сохранившийся в берлинском архиве удивительный документ – выполненный 19-летним Шеллингом комментарий к диалогу Платона «Тимей», в котором для интерпретации платоновской космологии применен понятийный аппарат кантовской «Критики способности суждения».
Он ясно свидетельствует о том, что основную идею натурфилософии Шеллинг сформулировал совершенно независимо от Фихте, с чьим творчеством тогда еще не был знаком, и что главными источниками ее были Платон и Кант.
Разумеется, в свете этих новых фактов совершенно иначе воспринимаются и давно известные натурфилософские сочинения Шеллинга, и его работы по философии тождества, которые тоже берут начало в платоновских штудиях тюбингенского периода.
Его философским дебютом становятся две философские работы, опубликованные в 1794 и 1795 годах. Первая его официально опубликованная работа называется «О возможности формы философии вообще» (Über die Möglichkeit einer Form der Philosophie überhaupt).
За ней в 1795 году следует программное сочинение, в котором собственно заявлен уже настоящий проект философской системы. Называется этот трактат «О Я как принципе философии, или о Безусловном в человеческом знании». Трактат вызывает интерес, и Шеллинг, разрабатывая те принципы, которые в основу этого трактата были положены, тогда же в 1795 г. печатает полемическое сочинение «Философские письма о догматизме и критицизме», в котором заявляет о себе как мыслитель, двигающийся параллельно Фихте в направлении систематического переосмысления, систематической переработки кантовского философского инструментария. И в процессе разработки этой проблематики он приходит к мысли о необходимости создания новой философской дисциплины, которую он называет натурфилософией (…).
Вокруг издания «Идей к философии природы»
ЙЕНА, 1798—1803
Публикация «Идей к философии природы»
Начало и конец Йенского кружка
Знакомство с Гетё, знакомство с Каролиной
В биографическом отношении выход этих работ имел еще и другое значение: они обратили на себя внимание сильных мира сего. В частности, в 1798 году «Идеи к философии природы» с увлечением прочел и, в общем, очень благосклонно оценил Иоганн Вольфганг Гёте. С этого момента начинается интенсивный идейный обмен между Шеллингом и Гёте, который завершился тем, что Гёте принял самое непосредственное участие в устроении шеллинговской судьбы.
После окончания Тюбингенского теологического института Шеллинг, как и многие радикально настроенные, вдохновленные Французской революцией молодые интеллектуалы, отказался от скромной, но гарантированной карьеры протестантского пастора и избрал путь свободного литератора. Но как вы понимаете, это путь тернистый, жить на что-то было нужно. Поэтому сначала Шеллинг пытался, как и Фихте, зарабатывать в качестве домашнего учителя, у него это в общем гораздо лучше, чем у Фихте получалось, но долго это продолжаться не могло.
Мы не знаем, как бы сложилась шеллинговская биография, если бы Гёте не принял участие в его судьбе. В результате по личному ходатайству и заступничеству Гёте в 1798 году Шеллинг получил приглашение занять должность экстраординарного профессора философии в Йенском университете.
Иоганн Тишбейн,
Гёте в Кампанье,
1787.


Кристиан Тик,
Шеллинг,
1800.


В 1798 г. он публикует трактат «Идеи к философии природы как введение в изучение этой науки». Трактат этот приносит ему настоящую общегерманскую славу, потому что, во-первых, поражает необычностью и новизной постановки вопросов, связанных с естествознанием, а во-вторых, явно свидетельствует о том, что автор его одновременно хорошо владеет инструментарием трансцендентальной философии и прекрасно ориентируется в современной ему естественно-научной проблематике, потому что трактат наполнен разнообразными ссылками на тогдашнюю научную литературу, и Шеллинг демонстрирует необычайную осведомленность в экспериментальном естествознании своего времени. Книга неожиданно, с одной стороны, получила полемически заостренную критическую оценку среди философов, а, с другой стороны, неожиданно нашла себе воодушевленных поклонников среди естествоиспытателей, прежде всего, среди химиков и врачей. И этот успех для Шеллинга стал подтверждением того, что действительно он затронул некий философский нерв эпохи. За этой работой следует целая серия новых натурфилософских работ.
В 22 года он становится профессором философии — и для нас сегодня это удивительно, но по тем временам совершенно неслыханная вещь. Понятно, что о нем все говорят — молодой, подающий надежды. И здесь в Йене он вступает в активное общение с главными фигурами романтического движения. Он принимает участие в организации йенского кружка, здесь он знакомится с поэтом Новалисом, с братьями Августом и Фридрихом Шлегелями (Август Вильгельм Шлегель — поэт и филолог, Фридрих Шлегель — замечательный философ, литературный критик, историк литературы и впоследствии весьма эрудированный востоковед). Тогда же он знакомится с Шиллером, активно обменивается с Гёте — между Йеной и Веймаром расстояние не такое большое – и начинает активно участвовать в драматичнейших идейных контроверзах эпохи, которые разворачиваются сначала в связи с учением Фихте и в связи со скандальным устранением Фихте из Йенского университета в результате обвинения в атеизме, а затем в дебатах вокруг возможности построения философской системы, инициированных как раз с одной стороны Фихте, а с другой стороны молодыми романтиками.

В это же время происходит другое судьбоносное знакомство в его жизни — он знакомится со своей будущей женой Каролиной Шлегель, тогда женой Августа Вильгельма Шлегеля.
Их бурный роман, который как раз начался в 1799-1800 годах, был одним из самых ярких и разрушительных событий в культурной истории Германии. В значительной степени вследствие сложных личных отношений, которые были порождены этим романом, йенский кружок и распался. Только в 1803 году этот роман мог приобрести какие-то разумные формы, потому что только тогда Август Вильгельм Шлегель в результате все-таки получил развод (на развод нужно было специальное разрешение от монарха, и, опять же при заступничестве Гёте, такое разрешение было получено), и только в 1803 году они с Каролиной смогли пожениться.
Этот брак оказал колоссальное влияние на шеллинговское развитие, потому что Каролина была для него не только женой и подругой, но и активным участником его творческих планов и даже принимала участие в создании некоторых текстов, судя по всему — не только как читатель и критик, но отчасти и как соавтор (это сложно документировать, но предположения такие есть).
Широкое общественное признание
ВЮРЦБУРГ, 1775—1794
Работаем с новыми словами и выражениями из диалога или по конкретной теме, читаем тексты, пишем рассказы, много говорим о себе!
Положение в Вюрцбургском университете
Публикация журналов
Влияние «философии тождества»
В результате сложных конфликтов, которые имели и личный, и мировоззренческий характер, Шеллинг приходит к мысли, что дальнейшее пребывание его в Иене абсолютно немыслимо. На счастье, ему подворачивается в 1803 году приглашение занять кафедру философии в Вюрцбургском университете. Это новообразованный университет, который тогда обещал стать одним из самых прогрессивных и просвещенных новаторских университетов. Он был организован по новому принципу: там была новая система управления, новая система финансирования. Баварское правительство, которое в организации этого университета принимало самое активное участие, стремилось привлечь туда всех звезд. Тот факт, что Шеллинга туда пригласили, наряду со многими другими, свидетельствовало о незаурядном общественном признании; кроме того, его пригласили на совершенно фантастические финансовые условия: он получал огромное жалованье, ему предоставили огромную государственную квартиру, бесплатные дрова на отопление в большом количестве… В общем, это был очень выгодный контракт, и позиция, которую он получил, была одной из ведущих в университете. Он — не только профессор, он становится членом университетского сената, в общем, оказывает активное влияние на образовательную и научную политику в Вюрцбурге.
Здесь в 1803-1805 годы вокруг него собирается круг учеников. Здесь же он возвещает основные принципы своей философии уже в систематической форме — в той форме, которая в учебниках истории философии обычно обозначается как философия тождества (Identitätsphilosophie).
Философия тождества — учение, разработанное Шеллингом в 1801–06 под влиянием идей Бруно и Спинозы. Основные положения изложены в «Изложении моей системы философии» (1801), «Бруно» (1802), 1-й части «Философии искусства» (1804), «Системе всей философии» (1806) и др.
Исходным для философии тождества является понятие абсолюта как тождества противоположностей. Абсолют вводится как онтологический коррелят связки «есть» в суждении и обосновывается с помощью онтологического аргумента: бытие абсолюта непосредственно проистекает из его понятия. Абсолют, постигаемый в акте интеллектуальной интуиции, есть неразличимое тождество бытия и мышления, идеального и реального, универсальная связка, объединяющая в органическое целое все стороны и аспекты мироздания.
Начинается новая фаза в его развитии: систематическое развертывание философии тождества Шеллинга приводит к тому, что он оказывается предводителем целого идейного движения. Вокруг него сплачивается круг учеников и последователей, причем эти последователи — это был не просто «клуб по интересам», это были люди с бойцовским темпераментом, тем более, что Шеллинг был окружен одновременно и множеством неприятелей и критиков. Особенно со стороны консервативно-теологической аудитории шеллинговская философия подвергалась не только критике, но и периодически становилась объектом почти политических обвинений, от которых ему все время приходилось защищаться (обвинений в пантеизме, в обожествлении природы, в нравственной нечистоплотности, в нравственной и философской неадекватности). Все это, конечно, сплачивало очень его сторонников.
Например, в архиве Вюрцбургского университета я нашел замечательный документ — жалобу трех студентов теологического отделения, которые обращаются в университетский сенат и жалуются на то, что им было запрещено посещать богословские лекции после того, как обнаружилось, что они регулярно посещали шеллинговские лекции «Система всей философии». Видимо, возмущенные консерваторы сочли, что это вещи абсолютно несовместимые, и перестали этих еретиков пускать на свои занятия.
Одновременно Шеллинг становится важной медийной фигурой. Он становится редактором разных журнальных проектов: сначала в 1801 г. он издает «Журнал спекулятивной физики» (Zeitschrift für speculative Physik), который должен был стать рупором для философских идей, потом в 1802 г. они издают вместе с Гегелем «Критический журнал философии» (Kritisches Journal der Philosophie) , которого, правда, вышел всего один том (но это тоже было важное событие).
Наверное, Шеллинг в Вюрцбурге и дальше продолжал бы эту линию стремительного восхождения, если бы не драматические политические события: в 1805 году начались наполеоновские войны. В результате передела территорий территория, на которой находился Вюрцбург, бывшая ранее баварской, отошла под протекторат тосканского герцога. Шеллинг заявил, что он не будет преподавать в силу своей преданности баварскому трону, и в ответ на этот жест, такой, в общем, верноподданически-политкорректный, был приглашен в Мюнхен, чтобы там продолжить свою творческую деятельность.
Первый номер «Журнала спекулятивной физики» на странице университетской библиотеки во Франкфурте (из наследия Артура Шопенгауэра)
Период молчания
МЮНХЕН, 1806—1819
Работаем с новыми словами и выражениями из диалога или по конкретной теме, читаем тексты, пишем рассказы, много говорим о себе!
Знакомство с Баадером
Баварская академия художеств
Смерть Каролины
В 1806 году он переезжает в Мюнхен и, собственно, его жизнь в Мюнхене продолжается с небольшим перерывом, сначала с 1806 по 1820 год, и затем с 1827 по 1841 год. Большая часть его жизни хронологически связана именно с Мюнхеном и с Баварией. В Мюнхене нет университета, но как философ он активно заявляет о себе как автор, конкурирующий на рынке, а также получает важную государственную должность. Еще в Йене, а затем в Вюрцбурге Шеллинг на основе тех принципов, которые он положил в основу философии тождества, разрабатывает не только философскую концепцию природы, но также и систематическую философию искусства — в общем, может быть, единственную в это время систематически строго разработанную систему эстетических категорий (задолго до Гегеля), и философия искусства принесла ему признание в среде людей с художественными интересами. Авторитет его как мыслителя, который серьезно относится к феномену искусства и который определенные философские приобретения из общения с искусством может получить, и, наоборот, может обогатить искусство некоторой рефлексией относительно природы художественного творчества и специфики художественного опыта — этот авторитет его подтвердился в 1806 году, когда он публично произнес в Мюнхене большую речь под названием «Об отношении изобразительных искусств к природе». Есть много свидетельств современников, в которых говорится о том, что эта речь была одним из крупнейших публичных событий в жизни Мюнхена в течение всего года: в течение нескольких месяцев ни о чем другом в образованных компаниях не говорили, как только об этой речи. Это, может быть, преувеличенные патетические суждения, но факт в том, что речь действительно возымела большой эффект. Одним из важных результатов этого жеста было то, что Шеллинг был назначен генеральным секретарем Академии Художеств: это значит, что он во многом определял культурно-художественную политику в Баварии. Он оказывал влияние на решения о приобретении произведений искусства, принимал активное участие в формировании коллекции Старой Пинакотеки, которая сегодня принадлежит к числу лучших художественных собраний в Германии и, наверное, в мире. Он активно влияет на художественные конкурсы, на раздачу стипендий и т.д. Так что он приобретает не только научное и философское, но и политическое влияние.
Академия художеств в 1880 году
В мюнхенский период происходит еще одно важное событие: он в 1806 г. знакомится с Францем фон Баадером, мыслителем, общение с которым раскрывает для него совершенно по-новому горизонт религиозно-философской проблематики. Через Франца фон Баадера он открывает для себя наследие немецкой мистики, прежде всего, наследие Якоба Бёме (не только через Баадера, но Баадер был здесь важным посредником). С 1806—1807 годов Шеллинг напряженно размышляет о возможности соединить те разработки, которые он сделал в философии тождества, с определенными традиционными теологическими проблемами. Результатом этой напряженной работы становится трактат, который становится поворотным в его философской биографии: в 1809 г. Шеллинг пишет небольшое сочинение, которое называется «Философские исследования о сущности человеческой свободы и связанных с ней предметах». Многим это сочинение, наверное, знакомо — это одно из самых популярных шеллинговских сочинений, особенно в России. Трактат этот в неожиданной форме увязывает проблематику трансцендентальной философии с традиционными метафизическими проблемами, такими как проблема творения, теодицея, вопрос о природе и происхождении зла… Он пытается сформулировать некую философскую концепцию, которая могла бы сохранить серьезность в отношении к традиционным проблемам спекулятивной теологии, которой Кант отказал в статусе настоящей науки, и собственно трансцендентально-философскими кантовскими открытиями. (…)
В мае 1809 г. Шеллинг пишет этот трактат, а в сентябре 1809 г. происходит событие, которые рассекает его личную биографию на две большие половины: совершенно неожиданно в начале сентября 1809 г. Каролина заболевает тифом и буквально в две с половиной недели умирает.
Для Шеллинга это была страшная потеря, потому что для него это был не только брак, но и некоторое полноценное творческое сотрудничество. Он был настолько потрясен, что есть даже свидетельства о том, что в 1810 г. он пребывает в таком депрессивном состоянии, что просит пригласить священника и диктует завещание. Для него это был страшный удар: потеря так сильна, что он не испытывает никакого желания расширять круг своей социально-политической активности и как бы отступает в частную жизнь. Но это отступление в частную жизнь означает, прежде всего, сосредоточение на работе над философскими проблемами, которые в это же время обнаруживаются как внутренне неразрешимые для сформулированной им философской программы. Для него это одновременно личный кризис, биографический — и кризис, связанный с невозможностью для него с помощью наличного инструментария разрешить определенные фундаментальные проблемы…
С этого момента начинается новая фаза в шеллинговском мышлении. Шеллинг приходит к формулированию некоего проекта философии, который должен быть реализован в окончательном тексте, который, как Шеллинг писал издателю Котте в 1810 году, будет классическим в своем роде:
это будет текст, от которого ничего нельзя будет убавить и к которому ничего нельзя будет прибавить, в котором все важнейшие философские вопросы, которыми занимался Шеллинг, получат наконец свое адекватное и внятное разрешение. Шеллинг назвал этот трактат «Die Weltalter» — «Мировые эпохи» (или «Возраста мира»). Работа над ним начинается в 1810—1811 годы и продолжается до середины 1820-х.
Повторяю, Шеллинг многие годы работает над этим текстом, пишет в стол, и при жизни этот трактат так опубликован и не был. Причем все это носило драматический характер: он каждые два года примерно посылал обещания издателю Котте, говоря «вот сейчас, к пасхальной ярмарке, наконец, появится», «вот я дописываю, вот уже готово». получал от него все время авансы периодически… (еще были такие издатели, которые в течение 10-15 лет усердно выплачивали великому мыслителю просто деньги под обещание — никакая грантообразующая институция сейчас так не поступит!). Так или иначе, внутренние затруднения, которые связаны были с работой над «Мировыми эпохами», привели Шеллинга к потребности каким-то образом пересмотреть свой философский инструментарий.
<Мировые эпохи> тем интереснее читать, чем больше мы имеем разных контекстуальных перспектив. Они соединяют в себе спекулятивно-диалектический стиль с визионерским нарративом; это текст одновременно и экспрессивный, и с довольно сложной и внимательно продуманной аргументативной структурой.
Текст этот так и не был написан, написана была только первая часть. Мы примерно представляем себе, как он должен был выглядеть, хотя закончена была только первая часть. То, что он не был закончен, само по себе имеет некоторое философское значение: он не был закончен не потому, что времени не хватило, а потому, что оказалось, что он не может быть закончен. Определенные систематические трудности, которые в этом трактате обнаружились, имеют имманентный характер. Поэтому это такая неудача, которая сама, как неудача и несвершенность, оказывается философски значимой. Трактат должен был состоять из трех частей, которые незатейливо должны были называться «Прошлое», «Настоящее» и «Будущее». Это неожиданное сочинение, которое проблемы традиционной метафизики, прежде всего проблемы природы времени, увязывает и с трансцендентально-философскими проблемами, и с проблемами практической философии, как она развертывается из трансценденталистской перспективы.

СЕМИНАР «МИРОВЫЕ ЭПОХИ»
По пятницам работаем в Лаборатории над первым русским переводом трактата «Мировые эпохи».
Семинаром руководит Пётр Резвых — кандидат философских наук, специалист по истории немецкой философии.
До конца 1810-х годов он живет в Мюнхене и практически ничего в это время не публикует и публично не выступает. Есть одно-единственное исключение: в 1815 г. он произнес очень загадочную речь, которая называется «О самофракийских божествах»: крайне герметичный эзотерический текст, который по видимости имеет характер научного сообщения на археологические и историко-религиозные темы, но на самом деле является философским сочинением, в котором определенная философская концепция демонстрируется на историко-мифологическом материале. Но это могли понять, разумеется, только посвященные. Трактат был издан, он имел большой резонанс, но не в том ключе, в каком Шеллинг на самом деле рассчитывал. В остальном это был длительный, почти одиннадцатилетний период молчания.
Небывалое предложение
МЮНХЕН—ЭРЛАНГЕН, 1820—1841
Работаем с новыми словами и выражениями из диалога или по конкретной теме, читаем тексты, пишем рассказы, много говорим о себе!
Лекционный курс в Эрлангене
Как понять Шеллинга
Кафедра Гегеля
Молчание нарушается в 1820 г., когда Шеллинг просит отпуск и просит, чтобы король баварский разрешил ему преподавать в университете. В Мюнхене университета нет, и он просит разрешения переехать в Эрланген — город в Южной Франконии, где находится один из крупнейший протестантских университетов вообще и единственный настоящий протестантский университет в Баварии (Бавария же страна конфессионально католическая). В Эрлангене он впервые обнародует новую программу философии в лекционном курсе, который называется «Универсальное введение в философию», или «Универсальные начала философии» (Initia Philosophiae Universae). Там он впервые раскрывает некий новый инструментарий, который окончательно приобретет форму, когда спустя семь лет Шеллинг вернется в Мюнхен.
В 1827 г. он еще читает лекционный курс «Система мировых эпох», а в 1830 г. впервые начинает читать два курса, один из которых называется «Философия мифологии», а второй — «Философия откровения».

Философия мифологии и откровения — это, собственно говоря, то, что теперь Шеллинга занимает — а именно, некая попытка философского опосредования религиозного содержания с учетом тех аргументов против спекулятивной метафизики, которые были предъявлены Кантом. (…) С 1821 г. Шеллинг интенсивно работает над осуществлением и завершением этого проекта, проекта создания философии мифологии и откровения: каждые два семестра читает курсы с соответствующими названиями, пишет большое количество текстов, собирается издать эти тексты, но все время не удовлетворен тем, какую они имеют форму. И так до конца своей жизни Шеллинг ни одного сочинения не опубликует — это означает, что он в течение последних сорока лет своей жизни всю свою философскую работу хоть и осуществлял частично письменно, но обнародовал главным образом устно. Это создает большие проблемы в изучении этого материала, потому что, к сожалению, судьба его наследия сложилась очень драматично…
Наконец, последнее: одним из важных компонентов этого проекта философии мифологии и откровения является радикальная оппозиция, которую Шеллинг осуществляет по отношению к гегелевской системе. Важным системообразующим компонентом поздней шеллинговской философии является радикальная критика гегелевской системы. Поэтому освоение этого позднего корпуса для нас будет возможно, если мы будем более или менее трудолюбивы, только тогда, когда мы гегелевскую логику освоим — тогда будет понятно, против чего Шеллинг воюет в этих самых поздних сочинениях.
Но также и понятно, что эта борьба против гегелевской философии снова сделала Шеллинга после долгого молчания фигурой общественно значимой, потому что гегелевская философия уже в конце 1830-х — начале 1840-х годов обнаружила мощный социально-критический потенциал: появились младогегельянцы.
Еще одна очень важная вещь: когда вы будете читать какие-то русскоязычные тексты, в которых говорится о Шеллинге, то там везде будут предприниматься разнообразные попытки периодизации. Поскольку это действительно сложный путь развития, и сложная траектория, и большой корпус текстов, то в дидактических целях обычно принято этот корпус как бы рассекать на некие блоки и говорить: Шеллинг развивался, у него есть такой период, сякой период, причем у разных исследователей этих периодов разное количество и они по  разным критериям выделяются, у одних шесть, у других пять, у третьих два всего, и так далее. Эти дидактически удобные деления, когда к ним внимательно присматриваешься, содержательно оказываются в принципе мало что объясняющими.
В 1841 г. произошло событие, которое является последним по-настоящему крупным событием шеллинговской творческой биографии. Шеллинг в Баварии занимал совершенно небывалые позиции. В 1827 г., когда он вернулся из Эрлангена, то был приглашен в Мюнхен, чтобы занять сразу три должности. Он получил профессорское место в университете (причем место ординарного профессора на очень льготных условиях, получал одно из самых больших жалований среди баварской профессуры, и вообще среди немецкой профессуры); параллельно его назначили президентом Баварской академии наук, коим он и являлся до 1841 г., и одновременно он занял должность так называемого генерал-консерватора научных собраний, то есть главного хранителя научных собраний. В его ведении находилось все, что подпадало под категорию «научные собрания», то есть все библиотеки, все коллекции по естественной истории, все естественно-научные музеи, лаборатории экспериментальные, ботанический сад, астрономическая обсерватория — в общем, человек управлял всеми крупными научными институциями, которые вообще в Баварии были. Он, в принципе, был как министр образования и науки, он не был министром, но вес его был сравним с такими фигурами. Одновременно он стал воспитателем наследника баварского престола (одного из наследников нашего трона Жуковский воспитывал, а будущего короля Максимилиана II воспитывал Шеллинг), и Максимилиан считал его всю жизнь своим учителем. Через это наставничество Шеллинг важную роль также сыграл и в некоторых политических событиях, т.е. даже на принятие реальных политических решений оказывал влияние. Все это закончилось совершенно неожиданно, потому что в 1841 г. Шеллинг получил небывалое предложение — занять кафедру философии в Берлинском университете, а именно ту самую кафедру, которую когда-то занимал Гегель. Это была совершенно сознательно спланированная медийная акция: было широко известно, что Шеллинг занимает радикально-критические позиции по отношению к гегелевской философии, и он специально был приглашен в Берлин для того, чтобы «похоронить» гегелевский метод.
Для того, чтобы понять то, с чем Шеллинг имел дело, нужно понять, что, хотя он в разные периоды своей жизни использовал разный инструментарий и разные средства , тем не менее вся его работа направляется одним и тем же комплексом вопросов. Причем это единство видно с самых-самых ранних сочинений вплоть до вот этих поздних проектов. Но чтобы это увидеть, нам нужно научиться обращать внимание прежде всего именно на то, какими проблемами человек занят, а не на то, какие ответы он дает. Потому что специфика философии именно характером вопросов определяется, а не характером ответов. Есть определенные вопросы, которые определенных философов вообще не занимают, и это может быть самым характерным для этих философов — то, какие вопросы они не задают. Поэтому в случае Шеллинга я попробую дать вам понять, что его наследие - единое целое, несмотря на разноголосицу в терминологии, несмотря на то, что он постоянно меняет и литературные формы изложения со своей философской лексикой. Мы нигде, наверное, такого жанрового разнообразия, как у Шеллинга не найдем. В шеллинговском наследии есть всё: схоластический трактат а-ля Спиноза, философский диалог, философская повесть, эпическое повествование квазивизионерского характера, полемический памфлет, фрагменты, поэтические тексты, в общем, чего только нет! Нет, наверное, ни одного серьезного литературного жанра, в котором Шеллинг себя не попробовал хотя бы один раз. Мало того, он создает такие литературные жанровые гибриды, которые даже квалифицировать трудно: в случае «Мировых эпох» до сих пор непонятно, к какому жанру этот текст следует отнести и как его квалифицировать, да и текст ли это вообще, потому что в каком-то смысле это гипертекст: много-много разных текстов, которые все говорят об одном и том же, в сложном отношении друг к другу находятся, но ни по какому определенному принципу не упорядочены. Поэтому сейчас идет бурная дискуссия о том, как эти тексты издавать, как их публиковать и что с ними делать.
ДРУГИЕ ЗАПИСИ ЛАБОРАТОРИИ